Главная » 2007 » Ноябрь » 15 » Я сказал: попадись «Барселона» нам, мы покажем ей кузькину мать
13:13
Я сказал: попадись «Барселона» нам, мы покажем ей кузькину мать
Исполнилось 15 лет первому заметному успеху российского клуба на европейской арене. Осенью 1992 года в квалификационном раунде Лиги чемпионов ЦСКА обыграл на знаменитом стадионе «Ноу Камп» саму «Барселону» и попал в восьмерку лучших команд континента. Тот успех, увы, армейцам не удалось развить. О причинах этого, о нереализованности талантливого поколения, о методике подготовки игроков тренер ЦСКА-92 Геннадий Костылев рассказал в беседе с Алексеем Андроновым и Александром Шмурновым.

- Когда вы работали с ЦСКА, еще ведь не было ощущения, что российский и советский футбол - это совершенно разные вещи?

- Первые признаки этого различия уже появились и в мое время. Тогда как раз ушли кавказские и часть украинских команд из чемпионата. При этом, конечно, я работал с ребятами, воспитанными в традициях советского футбола.

- Чем же российский футбол отличается от советского?

- Прежде всего отношением к методике тренировок и подготовки к играм. Вся эта методика была московской и питерской, выпестованной в институтах физкультуры. В этих городах была мощная научная база, а из всех советских республик поступали ресурсы для развития футбола у нас. Это можно было считать системой.

- А как же украинский футбол, который был представлен в высшей лиге чуть ли не большим количеством команд, чем Москва и Ленинград?

- Во-первых, в чемпионате, как правило, было больше команд, чем сейчас. Во-вторых, на Украине было в разы больше футбольных школ и интернатов, чем в других республиках. В Москве у каждого клуба были обязательно свои школы, но интернатов не было.

- Почему?

- Трудно сказать, может быть, на Украине руководители больше любили футбол.

- Этой осенью исполнилось 15 лет легендарному матчу, в котором ваша команда выбила «Барселону» из Лиги чемпионов.

- Началом истории можно считать матч первого квалификационного раунда с исландской командой. Мы с трудом выиграли со счетом 1:0. У исландцев оказалась боевая и силовая команда: нам пришлось нелегко. Именно в этом матче мы впервые почувствовали, что такое Лига чемпионов. Перед жеребьевкой следующего раунда мы совершенно не думали о том, какого соперника хотелось бы получить. Мы были новичками во всем. Так случилось, что незадолго до жеребьевки мы смотрели матч «Барселоны» с киевским «Динамо» на том самом стадионе «Ноу Камп», где вскоре нам предстояло совершить наш подвиг. У киевлян испанцы выиграли со счетом 3:0, но ничего сверхъестественного в игре «Барселоны» не было. Уходя со стадиона, я с долей шутки сказал, мол, попадись «Барселона» нам, мы бы ей показали кузькину мать. Через несколько месяцев, когда жеребьевка свела нас с «Барселоной», ребята пришли ко мне и напомнили те слова. На что я ответил: «Сказал - надо выполнять». Я, конечно, представлял немного, что это была за команда, но совсем немного. Тогда как раз «Барселона» стала чемпионом Испании, там играли сплошные звезды, но особого трепета у нас перед ними не было. Первый матч, в Москве, мы сыграли вничью 1:1. Коленки не дрожали, хотя волнение было колоссальное перед мировыми футбольными авторитетами, игравшими за «Барселону».

- ЦСКА на тот момент был сущим детским садом по сравнению с профессиональной «Барселоной». Вообще, трудно четко объяснить, какой командой был ЦСКА перед той исторической игрой.

- Да, десять человек основного состава уехало накануне сезона. Нам пришлось создавать, по сути, новую команду из подручного материала. Основной состав был из совсем молодых еще игроков.

- Какие слова вы говорили своим 20-летним игрокам, которым через минуту предстояло выйти на «Ноу Камп»?

- Я своих ребят убеждал, что соперники такие же игроки, как и они, может быть, в чем-то более опытные, но у нас свои козыри. В футбольном смысле мы вовсе не были детским садом. Вся предыдущая методика подготовки игроков имела большое значение. Мы прекрасно владели мячом и были уверены в своей силе. А барселонцы, напротив, нас наверняка недооценивали.

- Почему, как вы думаете, многие ребята из того состава ЦСКА не реализовались? Например, Карсаков, Файзулин, Гришин, Бушманов, Сергеев - все они где-то потерялись. В «Барселоне» же футболисты были звездами до вашего матча и остались ими после.

- У нас очень много футболистов-интеллектуалов. То есть игроки с хорошей техникой, ловкие, хитрые, мудрые по игре. Эти качества не всегда воплощаются в жизнь, так как методика подготовки постепенно упростилась. Надо сделать или из атлета футболиста, или из футболиста атлета. Существовало два разных направления развития. Зачастую не обладая физическими функциями, игрок развивает ловкость и хитрость на поле. Если на фоне развития этих качеств развивать и физические данные, то в итоге получается хороший футболист. Есть и обратный ход - пытаться научить атлетически подготовленного молодого человека футбольным премудростям. Но в любом случае без физической готовности играть на высшем уровне сложно. Самые талантливые ребята из той команды - Карсаков и Гришин - увы, не обладали большими физическими возможностями. Они приспособились использовать свой игроцкий интеллект, правда, для большого футбола этого оказалось мало.

- Как вы думаете, что надо сделать, чтобы, например, один из лучших на сегодня российских игроков - Андрей Аршавин - стал звездой европейского уровня?

- Чтобы рассуждать о прогрессе футболиста, прежде всего надо выяснить: быстрый он или выносливый? Затем построить работу с ним так, чтобы он смог развить свои природой данные качества до высшего уровня. Лучше всего развивать в футболисте его сильную сторону.

- Капитан теннисной сборной Шамиль Тарпищев говорит, что мы добились успеха в теннисе, потому что методика была построена на работе «по недостаткам». Благодаря этому мы получили поколение универсальных теннисистов. Вы, получается, поддерживаете другой подход к развитию спортсмена?

- Споры на эту тему существуют столько, сколько развивается спортивная наука. Что лучше: подтягивать отстающие качества или, наоборот, делать ставку на сильные стороны? Я придерживаюсь второго направления. Понятно, что необходимо всесторонне развивать спортсмена и не забывать о слабых сторонах, их тоже развивают. Но, считаю, что, обладая козырем, его надо использовать.

- Вы много работали с молодежью, до какого возраста футболиста можно еще чему-то научить?

- Для совершенства нет предела. У меня были случаи, когда футболисты в 30 лет открывали в себе новые качества и добавляли их в свой арсенал. Для того чтобы играть в настоящий большой футбол, необходимо уметь поднять голову на поле, то есть думать. А учиться думать никогда не поздно.

- После первого тайма матча на «Ноу Камп» вы проигрывали «Барселоне» 1:2. Теперь уже одной уверенностью в своих силах, одним настроем было не обойтись. Нужны были и тактические ходы. Что вы сказали своим ребятам, уже зная, как играет соперник в конкретном матче, видя его сильные стороны?

- Я же не сказал, что перед матчем мы только психологически настраивались. Просто вы спрашивали о том, что было за мгновения до игры. А что касается подготовки, то она была обширной. Во-первых, мы договорились, что будем играть в свою игру. Мы знали свои сильные качества и составили представление о конкретных качествах соперника. Могу рассказать некоторые детали тактической подготовки. Мы посмотрели записи нескольких игр «Барселоны» и, заметив, как начинается атака, стали искать противоядие. Рональд Куман использовал длинные передачи на 50-60 метров, нападающие начинали разбегаться заранее и на сумасшедшей скорости получали мяч прямо в ноги. Мы сразу же лишили Кумана этих передач. Файзулину и Сергееву было задание: при потере мяча не пытаться его отобрать у кого попало, как это делают порой активные форварды на чужой половине, а сразу приклеиваться к Куману и не давать ему ни в коем случае делать свои передачи. Таким образом «Барселона» сразу была лишена своего главного козыря.

- Это что касается обороны. Но вам же еще надо было забить. Как удалось провести столько атак и во втором тайме забить два мяча?

- На «Ноу Камп» большое, максимально широкое поле. Оно позволяет держать мяч, чем и славится сама «Барселона». Но мы решили, что сами будем делать то же самое. Необходимо было делать передачи точно и своевременно, конечно, но техники-то нам хватало. К тому же мы долгое время отрабатывали именно этот элемент. Нам удалось лишить их мяча, во всяком случае, они не владели им так долго, как обычно. Игра в квадрат, слава богу, у нас была отлажена. А коль скоро мы имели мяч и знали свой маневр, у нас проходили атаки. Конечно, нельзя сказать, что мы и в другой раз обязательно выиграли бы, но тот матч сложился в нашу пользу не совсем случайно.

- Что же произошло с ЦСКА потом, когда команда попала в групповой этап Лиги чемпионов? После «Барселоны» вроде бы можно было помечтать и о большем, и ведь тогда в групповой стадии играли всего восемь команд - до решающего этапа оставалось совсем немного.

- В группе мы по разным причинам не смогли выступить в свою силу. Домашние матчи пришлось проводить в Берлине - это было решение УЕФА. Главная же проблема возникла с матчем против «Марселя». Давно уже все знают, что нашим игрокам «Марсель» предлагал деньги и игроки пришли с этим ко мне. Это был психологический груз. Потом уже «Марсель» наказали. Меня ведь вызывали на КДК в УЕФА, где мне пришлось объясняться. Про нечестную игру «Марселя» там уже многое знали, у них накопилось достаточно сигналов. Думаю, в УЕФА их хотели просто изловить и наш случай только лег в строку.

- Деньги, насколько известно, никто в ЦСКА не взял. Почему же вы проиграли, да еще со счетом 0:6?

- Во Франции нам что-то подложили в еду. Впоследствии французская сторона признала, что не все было чисто. Перед игрой у нас, как обычно, был полдник, а после уже в автобусе я, к своему удивлению, обнаружил несколько спящих ребят. Думал, что просто так настраиваются, а оказалось, что заболели. Мы были тогда достаточно наивны и представить себе не могли, что с нами могут сыграть нечестно. Вообще мы, конечно, во многих смыслах оказались не готовы к той Лиге чемпионов.

- Если посмотреть на ситуацию, сложившуюся в вашей группе, появляется ощущение, что ЦСКА просто испугался своей прыти, поскольку попал в турнир, о котором понятия толком не имел.

- Конечно, перед играми с «Барселоной» никто не верил, что нам удастся выиграть хотя бы один матч, а здесь мы оказались в восьмерке. На жеребьевку в Швейцарию руководство клуба даже не забронировало билеты. В России у нас вообще ничего не было готово к игре. На единственном стадионе международного уровня - в Лужниках - лежал снег. А мы не то чтобы испугались прыти. Просто не смогли правильно подготовиться к турниру. Это ведь уже был не один матч.

- В чем, как вы думаете, причина отсутствия стабильности в выступлениях наших команд на международном уровне? Победы, которых мы добиваемся, остаются разовыми до сих пор. И в 1992-м ваш успех не удалось развить.

- Тот период был сам по себе начальным для нашего футбола во всем. Мы были новичками и в организации, и в финансировании, и даже в каких-то околофутбольных делах. С развалом Союза прекратилась работа футбольных школ лет на 10, ушли тренеры, мы потеряли кадры. У нас были методики, у нас появлялись хорошие игроки, но это позволяло только иногда дотягиваться до уровня Европы. Сейчас все в нашем футболе становится более системным, но по-прежнему мы отстаем, и, чтобы догнать лидеров мирового футбола, нужно кропотливо восстанавливать систему школ, использовать свой и чужой опыт. Нужно работать.

Источник gzt.ru

Просмотров: 238 | Добавил: He3JIo6uH
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
    Категории раздела
    Тема дня [6]
    Главные новости [1]
    Другое [2]
    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 43
    Статистика

    Всего фанатов: 1
    фанаты гостей: 1
    фанаты ЦСКА: 0
    Форма входа
    Поиск
    Календарь
    «  Ноябрь 2007  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930
    Архив записей
    Copyright MyCorp © 2021
    Хостинг от uCoz